Двигатели прогресса

Внимательное изучение истории обнаруживает два кратких периода, в течение которых произошло нечто, вызвавшее скачкообразное ускорение темпов развития науки и техники. Первый период – это рубеж XIV-XV веков, давший старт Возрождению, второй – последняя четверть XIX века, за которой последовала научно-техническая революция.

Представим конец XIV века. Европа – во власти диких суеверий и бесконечных войн, бароны безумствуют, инквизиция жжёт, повсюду грязь, голод, эпидемии и вдруг – бац! – начинается Возрождение. Откуда что взялось?

Медиевисты – специалисты по средним векам – многословно и малоубедительно рассуждают о накоплении количественных предпосылок для перехода на новый качественный уровень. Однако, остаётся непонятным, почему переход начался именно в XIV веке да ещё так резво. Что стало катализатором перемен? У историков, занимающихся политикой и экономикой, внятного ответа нет. Зато он есть у историков науки и техники: очки.

В средневековой Европе средняя продолжительность жизни не превышала 30 лет. Но не стоит думать, что все тогдашние европейцы помирали немедленно по достижении тридцатилетнего рубежа. В действительности на статистику оказывала сильнейшее влияние чудовищная детская смертность: из десяти родившихся до пяти лет дотягивали в лучшем случае трое. Зато у этих троих были неплохие шансы дожить до сорока, а если повезёт, то и до пятидесяти. К сожалению, на развитии науки и техники это обстоятельство сказывалось примерно никак.

Человек, решивший посвятить себя науке, должен был долго учиться, а в процессе учёбы ему приходится очень много читать. В дальнейшем ему следовало не только читать чужие трактаты, но и писать свои. И всё это скверными чернилами, скверными перьями на скверной бумаге при отвратительном освещении. Начиная обучение лет в пятнадцать, уже к двадцати годам человек портил себе зрение довольно ощутимо, к тридцати не мог толком ни читать, ни писать, а к сорока окончательно погружался во мрак. То есть, к моменту достижения интеллектуальной зрелости учёный утрачивал способность делиться своими знаниями с окружающими. И следующему поколению приходилось почти всё начинать с начала. С тем же результатом. Понятно, что в таких условиях прогресс не мог быть быстрым.

Появление очков изменило положение радикальнейшим образом. Книжники стали портить зрение гораздо медленнее, а окончательно терять его гораздо позже. Продолжительность их творческой жизни резко увеличилась, и, как следствие, произошло количественное и качественное улучшение генерируемого ими интеллектуального продукта. Столь же резко улучшились возможности накопления и передачи знаний. Результатом этого и стало Возрождение.

Ещё более впечатляющий скачок в темпах научно-технического развития имел место в последней четверти XIX века. Он явился следствием улучшения средств освещения.

Со времён неолита и до середины XIX века осветительные приборы практически не менялись. На протяжении веков это были всё те же лучины, свечи, масляные лампы и факелы. Все они были очень пожароопасны и быстро отравляли воздух помещений токсичными продуктами горения. А главное, даваемый ими свет был скудным и мерцающим, то есть напрягающим глаза сверх всякой меры. Поэтому рабочее время интеллектуалов обычно ограничивалось световым днём, а тот, кто трудился при «искусственном освещении», быстро слеп и становился для работы непригоден.

Но в середине XIX века люди наловчились получать из нефти керосин. Несколько позже повсеместное распространение получили керосиновые лампы, дававшие свет довольно яркий, а главное – ровный, без мерцаний. Эти лампы ощутимо «растянули» рабочий день. А электрические лампы, вошедшие в обиход в 90-х годах, позволили работать, совсем не обращая внимания на время суток.

Таким образом, очки и лампы радикально удлинили продолжительность интеллектуальной жизни: благодаря первым увеличилось число дней этой жизни, благодаря вторым – продолжительность каждого дня. Результат налицо.

Понятно, что эффективность умственного труда в огромной степени определяется способностью человека хорошо видеть. Однако, в последние годы развитие техники подрывает эту способность всё более ощутимо. И наиболее разрушительную роль играют многочисленные мобильные приложения, заставляющие пользователей непрерывно «втыкать» в экраны гаджетов с мелкими символами и, мягко говоря, неоптимальной освещённостью.

И очки, и лампы освещения уже вплотную приблизились к максимуму эффективности. Их дальнейшее совершенствование если и позволит добиться прогресса в сохранении здоровья глаз, то весьма незначительного. Да и не помогут они тому, кто постоянно пялится в смартфон. Что же делать?

Если нет возможности корректировать внешние условия, следует уделить внимание условиям внутренним и заняться тем, о чём в XIX не особо задумывались, а в XIV веке вообще не подозревали – использовать питательные вещества, препятствующие деградации органов зрения:

  • антиоксиданты, защищающие нервную ткань сетчатки глаза от разрушительного воздействия свободных радикалов, которые образуются в ходе генерации нервных импульсов под действием падающего света;
  • витамины и органические кислоты, обеспечивающие быстрое восстановление повреждённых участков сетчатки.

Вышеуказанные вещества собраны в оптимальных количествах в витаминных комплексах Ортомол: Orthomol Vision – для профилактики дегенеративных процессов в сетчатке глаза и Orthomol AMD extra – для эффективного подавления дегенеративных процессов, если они всё же начались. Данные комплексы гарантированно обеспечивают улучшение или, как минимум, сохранение зрения, а их регулярное потребление совершенно не связано с какими-либо хлопотами или неудобствами.

Современная цивилизация предоставляет возможность безнадёжно испортить зрение, она же даёт возможность зрение сберечь. И даже если вы не собираетесь принимать участие в ускорении прогресса, ничто не мешает вам воспользоваться его плодами.
Сделайте правильный выбор – с витаминными комплексами Orthomol.